Монополисты Газпром и РАО ЕЭС

Монополисты Газпром и РАО ЕЭС

Монополисты Газпром и РАО ЕЭС в кризисном 1998 г. 85% дохода получили в не денежном виде. Использование бартера маскирует неявное субсидирование потребителей. По оценкам вышеупомянутого исследования Всемирного банка, скрытые субсидии компаниям неэнергетического сектора в форме неполной оплаты налогов и счетов за газ и электроэнергию составляли от 7,4 до 11,9% ВВП в 1996-1997 гг.14 Сохранение мягких бюджетных ограничений притупляет рыночные стимулы повышения производительности. Многие предприятия советской эпохи представляют собой нечто вроде экономических зомби — непохороненные мертвецы рухнувшей, но не желающей умирать системы. Возьмите, например, российскую сталелитейную промышленность. При всех своих проблемах ММК — одна из лучших компаний: там много работают над модернизацией мощностей и увеличением экспорта. Но ведь еще есть, чуть ли не сотня небольших и совершенно бесперспективных сталелитейных заводов. На них работает треть занятых в отрасли, но при этом они производят лишь 7% продукции.

Издержки, связанные с мягкими бюджетными ограничениями, не сводятся к разбазариванию ресурсов предприятиями-зомби. Субсидии, поддерживающие их на плаву, мешают развитию их рыночно ориентированных конкурентов, создаваемых заново или приватизированных.