Протекционизм в Европе и Америке

Протекционизм в Европе и Америке

В то утро дымовые трубы извергали столбы багрового, черного и сизого дыма; к концу дня ветер перемешал эту гарь в равномерное бурое марево. Когда едешь по городу мимо гигантских неуклюжих заводских строений, мимо закопченных обветшавших домов рабочих в направлении старых разработок железной руды, из-за грязного воздуха в глазах и в горле ощущается жжение. Раньше здесь было еще хуже: в последние годы ряд построенных еще в 1930-х гг. мартеновских печей были заменены более современными и чистыми. «Раньше, — сказала мне Елена Щербакова, всю жизнь, проработавшая на заводе, — снег падал на землю уже черным».

Заводу пришлось сражаться за место в новом посткоммунистическом мире. После 1990 г. внутренний спрос на сталь упал более чем на 70%, и, чтобы выжить, Магнитогорску пришлось выходить на зарубежные рынки. Выстроенный так, чтобы быть подальше от потенциальных завоевателей, он столь же далек и от потенциальных потребителей: до ближайшего порта больше 2000 км, поэтому транспортные расходы — большая проблема. А тут еще азиатский кризис и протекционизм в Европе и Америке создали дополнительные препятствия. Но, несмотря на все это, завод теперь отправляет на экспорт примерно 60% производимой продукции.

Официально Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) приватизирован, но структура собственности и финансовых потоков остается скрытой.