Социальные и политические свободы

Социальные и политические свободы

Социальные и политические свободы применительно к социальному организму вообще не принимаются в расчет. В случае эллинистического общества государство, напротив, создается нацией. Иначе говоря, во-первых, именно она трансформируется из «национальной космосистемы» в «национальное государство», и, во-вторых, она в своем новом обличии легитимирует развитие основополагающего достижения эллинистической системы — экуменического характера экономики или партнерских отношений между трудом и капиталом и главным образом обеспечивает политическую свободу общества, чтобы приспособиться к протоантропоцентрической политической системе, к которой теперь относится новое государство.

Случай эллинистического общества объясняет ряд «отклонений» в развитии политической системы, которая в конечном итоге включает их в себя, несмотря на противоположные взгляды, и играет роль своего рода предтечи по отношению к европейскому «праву». Так, всеобщее избирательное право (в смысле права, а не политической свободы) было введено с самого начала революции (Конституционное собрание Epidarus, декабрь 1821 г. — январь 1822 г.), т.е. немного раньше, чем в Великобритании, где в 1832 г. это право распространялось лишь на 7% электората.