Два принципа справедливости

Два принципа справедливости

Куда бы это нас завело? Как продемонстрировал Фишкин, даже при очень узком определении тирании — гораздо более узком по сравнению с принятым в большинстве дискуссий по проблемам тирании большинства — от нее нет, повидимому, никаких теоретических гарантий. Для предотвращения тирании не годятся ни процедурные правила — такие, как власть большинства или ее разнообразные модификации вплоть до обеспечения единогласия, ни абсолютные права, ни «структурные принципы» наподобие введенных Джоном Ролзом двух принципов справедливости.

Легко, разумеется, показать, что при любом сколько-нибудь содержательном определении большинство может ущемлять интересы меньшинства, может поступать несправедливо, может и в самом деле действовать тиранически. Но если любой иной способ правления также допускает несправедливость и тиранию, тем самым то обстоятельство, что демократия не устраняет полностью их возможности, едва ли может считаться исключительным недостатком демократии, или принципа большинства.

Остается, конечно, вопрос, в большей ли А может быть, на деле, демократии эти прегрешения свойственны в гораздо меньшей степени? Чтобы ответить на эти вопросы, нам нужно, однако, разграничить две проблемы, зачастую смешиваемые между собой при рассмотрении противоречия свободы и равенства.

Остается, конечно, вопрос, в большей ли А может быть, на деле, демократии эти прегрешения свойственны в гораздо меньшей степени? Чтобы ответить на эти вопросы, нам нужно, однако, разграничить две проблемы, зачастую смешиваемые между собой при рассмотрении противоречия свободы и равенства.