Границы понятия «толпа»

Границы понятия «толпа»

Немногие станут отрицать, что толпа, в самом различном облике, играла в истории значительную роль. Однако в течение многих лет ее считали предметом, который должны изучать скорее психологи или социологи, чем историки. Настоящая книга является попыткой историка восстановить равновесие. Разумеется, у меня нет намерения пытаться рассматривать толпу в целом, и я начну с разъяснения своей темы и определения ее границ. Во-первых, я подразумеваю под толпой то, что социологи называют группой людей, стоящих друг к другу «лицом к лицу» или находящихся в «непосредственном соприкосновении», а не любое сообщество людей, такое, как нация, клан, каста, политическая партия, сельская община, общественный класс, вообще «общественный» или какой-нибудь другой «коллектив, слишком большой, чтобы собраться вместе».

Во-первых, я подразумеваю под толпой то, что социологи называют группой людей, стоящих друг к другу «лицом к лицу» или находящихся в «непосредственном соприкосновении», а не любое сообщество людей, такое, как нация, клан, каста, политическая партия, сельская община, общественный класс, вообще «общественный» или какой-нибудь другой «коллектив, слишком большой, чтобы собраться вместе». Это казалось бы достаточно очевидным, если бы некоторые авторы, работавшие в данной области (и среди них есть крупные имена), не сочли нужным раздвинуть границы понятия «толпа» и создать более широкий горизонт. Например, Гюстав Ле Бон, основоположник современной психологи» толпы, занятый скорее вопросом ее умственного состояния, чем ее действиями, включает в свое понятие «толпа» не только касты, кланы и классы, но и «толпы» избирателей, присяжных уголовного суда и участников парламентских собраний. А случайно вторгшийся в эту область Канетти рассматривает «толпу в истории» (таков подзаголовок одной из глав его работы) с точки зрения различных национальных символов, которые он считает наиболее свойственными англичанам, французам, датчанам, немцам, евреям и итальянцам.