Кенотический характер русского христианства

Кенотический характер русского христианства

И это стало одной из драматических составных в разломах (discontinuities), характеризующих русскую историю. Что же до третьего начала, Православия, И. Мейендорф (при всех сведениях о «двоеверии» Древней Руси) находит его усвоение на Руси быстрым, творческим и плодотворным. Особенно он выделяет раннее развитие монашеской аскетики, храмовой архитектуры и иконописи. ИМейендорф не соглашается с двумя противоположными представлениями о русском Православии в его отношении к византийскому. ИМейендорф не соглашается с двумя противоположными представлениями о русском Православии в его отношении к византийскому.

Первое из них (выраженное ГПФедотовым) акцентирует своеобразие местной традиции, преимущественно кенотический характер русского христианства, предпочтение в нем этического начала — в контраст эллинизированной, ориентализованной византийской версии. Противоположная концепция (оГФлоровского) видит в русской традиции тень византийской, отказывая ей в богословской самостоятельности. ИМейендорф же утверждает органическое продолжение и связь традиций.

Особый вопрос касается так называемого цезарепапизма Византии и его судьбы на Руси. Особая роль, принадлежащая византийским императорам в собственно церковной жизни, несомненно, признавалась и на Руси. Тем нс менее, замечает ИМейендорф, власть императора никогда не мыслилась в Византии как безусловная и сопоставлять ее с абсолютной доктринальной и дисциплинарной властью римских Пап (что предполагает сам термин «цеэарепапизм») неточно.

Были известны (и на Руси) как благочестивые императоры, так и жертвы императорской власти — Иоанн Златоуст, Максим Исповедник, Федор Студит. Сама же Русская Церковь вплоть до установления автокефалии пользовалась значительной независимостью от мирской власти.