Конституционный запрет на возбуждение вражды и ненависти

Конституционный запрет на возбуждение вражды и ненависти

Вместе с тем имеются также психологические, идеологические, в том числе религиозные, истоки такой информации, хотя при этом следует учесть, что американские сионисты видят свою классовую задачу в очернении советского, а не американского образа жизни и поэтому заподозрить Белта в преднамеренном сгущении красок вряд ли возможно. Поэтому, хотя и с оговорками, нет оснований целиком ставить под сомнение сообщаемые им сведения. Пусть и в несколько гипертрофированном виде, они все же отражают реальные настроения, господствующие в США. Следовательно, именно в мире капитала (и отнюдь не только в Соединенных Штатах) религиозные настроения в определенной мере питают антисемитизм, как некогда питали его в царской России. А в социалистическом обществе этот, как и любой другой, источник разжигания антисемитизма давно уничтожен. А в социалистическом обществе этот, как и любой другой, источник разжигания антисемитизма давно уничтожен.

Это не означает, конечно, что в единичных случаях не сохранились отголоски былой предубежденности некоторых представителей других религий по отношению к верующим евреям или наоборот. Но даже такие редкие явления ни при каких обстоятельствах не вырождаются в расовую ненависть многих. В нашей стране существует конституционный запрет на возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями. В то же время все более тесное взаимодействие атеистического и интернационального воспитания ведет к изживанию пережитков национальной ограниченности, нередко переплетавшейся в прошлом с веронетерпимостью, которая веками культивировалась проповедниками христианства, ислама, иудаизма.

Подобную «травлю» религиозно настроенных евреев разбирает французский антикоммунист Ж.