Методологический дуализм

Методологический дуализм

Он стремится освободить его от отвращения, сожаления, гнева, от эгоизма или морального поругания, от его страстей и его пристрастий, предполагая, что бескровный и бесплотный ум работал бы лучше всего. Методологический дуализм также стремится изолировать ученого от ценностей и интересов, навязываемых ему другими ролями и пристрастиями, на основе сомнительного допущения, что они могут представлять собой только шоры. Он предполагает, что чувство — кровный враг ума и что возможен познающий, лишенный чувств и ощущений. Методологический дуализм в конечном счете основан на невыраженной предпосылке, что цель социологии — знание, понимаемое как информация. Он соответственно служит мощным ингибитором самосознания социолога, потому что парадоксально предполагает, что социолога как личность может полноправно изменить все что угодно, кроме самой интеллектуальной работы, которая составляет смысл его существования.

Он соответственно служит мощным ингибитором самосознания социолога, потому что парадоксально предполагает, что социолога как личность может полноправно изменить все что угодно, кроме самой интеллектуальной работы, которая составляет смысл его существования. Методологический дуализм в сущности препятствует изменению социолога как реакции на социальный мир, который он изучает и который хорошо знает; он требует от социолога, чтобы тот закончил свое исследование тем же самым человеком, с теми же самыми наклонностями и предубеждениями, с какими он его начал. Методологический дуализм основывается на мифе, что социальный мир только «отражается» в работе социолога, вместо того чтобы рассматривать его как концептуально создаваемый познавательными пристрастиями социолога и всеми другими его интересами.

Методологический дуалист, как правило, понимает свою цель как изучение социального мира в его «естественном» или неизмененном состоянии.