Неизбежность новых классовых конфликтов

Неизбежность новых классовых конфликтов

Лишь на короткое время и в наиболее отсталых слоях оно породило иллюзию социальной справедливости. Реформа предопределила неизбежность новых классовых конфликтов, с которыми оказалась связанной и православная церковь, выступавшая тормозом действительного раскрепощения масс. К Маркс Ф Энгельс отмечали, что «освобождение крепостных сопровождалось самой кровопролитной и ожесточенной борьбой, направленной именно против духовных феодалов. » В пореформенной России православие особенно активно насаждало мысль об отсутствии антагонистических противоречий между богатыми и бедными, о единстве коренных интересов самодержавного государства, церкви и народных масс. После отмены крепостного права новый стимул получила проповедь идеологической триады: православие, самодержавие и народность.

После отмены крепостного права новый стимул получила проповедь идеологической триады: православие, самодержавие и народность. Все три ипостаси этой формулы выражали требование воспитания в массах гражданского повиновения, верности церкви, что создавало бы иллюзию общественной гармонии. Современные богословы Русской православной церкви пытаются доказать, что церковь в прошлом не только не являлась добровольной союзницей господствующих классов государства, но, напротив, была столь же бесправной, как и трудовой народ, а потому глубоко сочувствовала тяготам его жизни, стремилась в меру сил их облегчить.

Церковь изображается нерасторжимой с народом силой, инструментом «печалования» за угнетенных и обиженных на всех этапах отечественной истории. Идеологи современного православия уверяют, что «церковь Христова на основе Евангелия всегда проповедовала. греховность наживы и угнетения человека человеком», что пастыри церкви «обличали и наставляли рабовладельцев», подвергали духовным наказаниям тех господ, которые жестоко обращались с холопами, способствовали «искоренению в русском обществе ростовщичества и холопства».