Новая форма рыночного утилитаризма

Новая форма рыночного утилитаризма

Наша деятельность, следовательно, в значительной степени связана с вопросами морали, но, как участники представления, мы не питаем нравственного интереса к этим вопросам морали. В качестве участников представления мы — только торговцы моралью». Более того, вопрос состоит не в полезности людей или их деятельности — и, на самом деле, даже не в видимости полезности. Важно то, принимают ли другие эту видимость и желают ли принять ее (короче говоря, можно ли ее продать), а не то, имеет ли видимость какое-либо отношение к лежащей в основе ее полезности. Функционализм, можно сказать, основывался на концепции человека и его деятельности как «потребительской стоимости», в то время как драматургия основывается на концепции их только как «меновой стоимости».

Функционализм, можно сказать, основывался на концепции человека и его деятельности как «потребительской стоимости», в то время как драматургия основывается на концепции их только как «меновой стоимости». Я помню один случай, после долгих переговоров, когда мы обсуждали условия с издателем, у которого Гоффман и я оба были редакторами. Я повернулся к Гоффману и сказал с некоторым отвращением: «Эти парни смотрят на нас как на товар». Ответ Гоффмана был: «Все в порядке, Эл, пока они смотрят на нас как на дорогой товар».

Драматургия связана с природой индивида и трактует ее как чистый товар, совершенно лишенный какой-либо необходимой потребительской стоимости: она представляет собой социологию торговли душой. Драматургия Гоффмана, следовательно, антиутилитарна только в том смысле, что она противопоставляет себя ныне исторически приходящей в упадок форме утилитаризма. Хотя она и далека от этой старой формы, согласно которой человек может и должен приносить пользу тем, что делает, она смакует новую форму рыночного утилитаризма; она верит в полезность чистой видимости: презентации самого себя и управления собой.