Организация сил и теория «тройного дробления»

Организация сил и теория «тройного дробления»

Работа шла стихийно, стремясь не отстать от движения масс. Самотек, малая согласованность местных организаций между собой, отсутствие достаточно четких программных установок — все это резко сказывалось на работе того периода. Тем не менее, самая практическая постановка множества новых и весьма жизненных задач искупала указанные организационные изъяны и давала широкий творческий размах всему движению. Второй этап был этапом организационной, концентрации сил. Второй этап был этапом организационной, концентрации сил. Пролетарские объединения становятся массовыми ниями. Ставится во весь рост организаторских кадров.

Вносится теоретическая ясность в основные принципы движения. Сотни тысяч свободомыслящих пролетариев, сплотившихся в фрейденкерстве на основе практической работы, успешно преодолевают абстрактное безрелигиозное фрейденкерство — это наследие мелкобуржуазного периода в движении. Берется антирелигиозная и, в, то же время, сугубо классовая установка.

Однако эта установка при разношерстном партийном составе в фрейденкерских организациях наталкивается в вопросе отмежевания функций движения на капкан социал-демократии, скрыто ведущей и на антирелигиозном фронте свою соглашательскую политику. Вытаскивается теория «разделения функций»: для политических задач существуют рабочие партии; для экономической борьбы — профсоюзы; для борьбы на культурном фронте — союзы свободомыслящих. Эта зыбкая теория, услужливо подсунутая социал-соглашателями, грозила в дальнейшем крайне гибельными последствиями. Она лишала единого руководства на фронтах классовой борьбы, сводя его к чисто парламентским приемам.

Она воскрешала дух аполитичности, которая, изгнанная из одной двери, проникала в другую; она дробила силы, создавая те объективные условия, при которых буржуазии легче всего было бы проводить свое «разделяй и властвуй».