Пассивность национальных гвардейцев

Пассивность национальных гвардейцев

Вследствие этого на совещании 17 марта принято было решение призвать «хорошие» батальоны на помощь регулярной армии лишь после захвата артиллерийских парков, т.е. после 6 часов утра. В 11 часов вечера к генералу Орелю де Паладину на экстренное совещание были созваны до сорока командиров «хороших» батальонов, но и им не было сообщено о предстоящей через несколько часов операции. Генерал Орель де Паладин указал только, что «положение нетерпимо» и что в Париже в настоящее время «имеются две власти»: власть ЦК и власть командующего национальной гвардией, назначенного правительством; «со дня на день может вспыхнуть война между ними», подчеркивал он, указывая, что именно «в предвидении этого правительству необходимо знать, на кого оно сможет рассчитывать» . Тем не менее Орель де Паладин но получил от созванных им на совещание командиров никаких твердых заверений в поддержке, а один из присутствующих, полковник Ланглуа, даже прямо заявил, что в случае покушения на пушки «национальная гвардия не будет драться с национальной гвардией».

Отъезд из Парижа после капитуляции многих «порядочных» граждан, особенно офицеров национальной гвардии — буржуа, а также непопулярность среди коммерсантов и предпринимателей Парижа декрета Национального собрания об отмене отсрочек платежей по векселям обусловили эту растущую пассивность национальных гвардейцев буржуазных округов и их стремление по возможности уклониться от участия в политической борьбе. Отъезд из Парижа после капитуляции многих «порядочных» граждан, особенно офицеров национальной гвардии — буржуа, а также непопулярность среди коммерсантов и предпринимателей Парижа декрета Национального собрания об отмене отсрочек платежей по векселям обусловили эту растущую пассивность национальных гвардейцев буржуазных округов и их стремление по возможности уклониться от участия в политической борьбе.