Предмет разногласий между высшими классами

Предмет разногласий между высшими классами

Вместо старого феодального лорда манора в деревне господствовал сквайр; он заседал в суде графства, назначал приходских священников англиканской церкви, сдавал в аренду землю арендатору и, как и тот, пользовался наемным трудом сельских батраков. Эти безземельные батраки составляли значительно большую, чем во Франции, часть сельского населения и даже больше, чем во Франции, были заняты в надомном производстве, как работавшие на раздатчика ткачи и прядильщики. Здесь хозяином был торговец, преднриниматель, сдававший напрокат ткацкие станки и поставлявший готовое сукно на рынок; новый тип промышленного преднринимателя возник лишь с появлением фабричной системы и промышленным переворотом. Торговец тоже владел землей в деревне и сидел рядом со сквайром в парламенте; и здесь доказательством общности основных интересов сквайра и торговца служило то, что опи вместе утверждали акт об огораживании, субсидии [налоги] и хлебные законы, содействовали введению пошлин и устройству застав, принятию законов о милиции [территориальном ополчении] и мер против контрабанды; поддерживали закон о бедных и закопы о поселеппи, чтобы лучше следить за бедняками и контролировать их действия.

Торговец тоже владел землей в деревне и сидел рядом со сквайром в парламенте; и здесь доказательством общности основных интересов сквайра и торговца служило то, что опи вместе утверждали акт об огораживании, субсидии [налоги] и хлебные законы, содействовали введению пошлин и устройству застав, принятию законов о милиции [территориальном ополчении] и мер против контрабанды; поддерживали закон о бедных и закопы о поселеппи, чтобы лучше следить за бедняками и контролировать их действия. Такие вопросы редко являлись предметом разногласий между высшими классами или политическими партиями, но они сильно задевали «низшие сословия», или «трудящихся бедняков»,— батраков, фригольдеров, ткачей, углекопов, рабочих оловянных рудников, ремесленников и деревенскую бедноту, которые, будучи лишены политических прав, не обладали другими средствами для выражения своего недовольства, кроме вошедшего в обычай бунта.