Разбор участников народных волнений

Разбор участников народных волнений

Другой стереотип, более принятый среди авторов консервативного направления, — это наклеивать ярлык «чернь» или «сброд» на всех без разбора участников народных волнений. Такой способ восходит по меньшей мере к XVII в. , но мы не будем пытаться проследить его происхождение. Он, несомненно, уже был распространен в тот «допндустриальный» период во Франции и Англии, когда бунтарей и других нарушителей спокойствия современники обычно презрительно называли «бандитами», «головорезами», «чернью», «каторжниками» или «сбродом» . И даже такой революционный демократ, как Робеспьер, хотя и пламенно преданный «народу», был склонен вндеть в участппках продовольственных бунтов (как в широко известпом случае в феврале 1793 г. И даже такой революционный демократ, как Робеспьер, хотя и пламенно преданный «народу», был склонен вндеть в участппках продовольственных бунтов (как в широко известном случае в феврале 1793 г. ) «агентов» англичан или аристократии Бёрк, для которого «низшие сословия» были «свинским сбродом», мог смотреть на революционные толпы 1789 г. только как па состоящие из самых нежелательных социальных элементов: так, парижане, захватившие в «октябрьские дни» королевский дворец в Версале, становятся у него «бандой свирепых головорезов и убийц, воняющих. кровью»; и короля, и королеву на обратном пути в столицу сопровождали «все неописуемые в своей мерзости фурии ада в гнусном образе самых отвратительных женщин».

Но Бёрка превзошел французский историк Тэн, который, настроенный либерально в 1848 г. , озлобился после пережитого им во время Парижской коммуны, прежде чем описал революцию. Для пего революционеры 1789 г и люди, взявшие Бастилию, были самыми гнусными подопками: «отброса Интересное исключение представляет собой речь лорда Гренвилл в палате лордов 10 февраля 1737 г.