Степень функциональной автономии

Степень функциональной автономии

Во-первых, существует тенденция частей сохранять ту степень функциональной автономии, которой они уже обладают, или даже увеличивать ее дальше; существует тенденция каждой части сохранять собственные границы и противостоять все более полной интеграции в большую систему. Во-вторых, существует тенденция самой системы или, точнее, тех ее частей, которые отвечают за управление системой, или с ним идентифицируются, стремиться к более полной интеграции, ограничивающей автономию частей и увеличивающей степень их подчинения требованиям системы в целом, как они, управляющие системой, определяют ее. Это давление в сторону интеграции оказывает особая часть системы, ее управляющий элемент, который, даже если он идентифицирует себя со всей системой, тем не менее подобен любой другой части с ее собственными коренными интересами в функциональной автономии. Таким образом, интегрирующие силы всегда заключают в себе два противоположных вида элементов: те, которые происходят из внутренних потребностей системы в определенной степени интеграции (хотя последние и рассматриваются с точки зрения управления), и те, которые связаны с конкретной заинтересованностью управляющей части в сохранении определенной степени автономии для себя. Короче говоря, тенденции к интеграции системы по своей природе представляют собой стремление к «олигархической» централизации, поскольку они всегда интерпретируются и осуществляются определенной частью системы, которой присуще собственное особое стремление к функциональной автономии.

Короче говоря, тенденции к интеграции системы по своей природе представляют собой стремление к «олигархической» централизации, поскольку они всегда интерпретируются и осуществляются определенной частью системы, которой присуще собственное особое стремление к функциональной автономии.