Страстное стремление к правосудию и

Страстное стремление к правосудию и

«Нейес Винер Тагблатт» утверждала, что семилетняя отсрочка сама по себе представляла дополнительное и невыносимое наказание; она спрашивала: «Каков должен быть склад ума нации, допускающей такую систему правосудия». Лишь «Нейшн энд Атенеум» нашла в происшедшем событии нечто утешительное: как она отмечает, имелось по крайней мере «страстное стремление к правосудию и поразительное бесстрашие в попытках осуществить правосудие со стороны той части американских граждан, которые взяли на себя дело защиты». Ромен Роллан, взявшись за перо через несколько часов после казни, писал очень резко. Он утверждал, что трагедия заключалась не в судьбе Сакко и Ванцетти, а «в той пропасти, которую это преступление вырыло между Соединенными Штатами и остальными народами мира. Требовалось одно простое решение — милосердие».

Требовалось одно простое решение — милосердие». Он указывал, что существующие в той или иной стране институты всегда вызывают у населения гордость и готовность защищать их, в данном же случае в ужас приводит то, что ни один член федерального правительства не нашел в себе мужества заявить о своей позиции по делу. Отвечая на брюзжание Бора, что с континента раздавались дикие протесты, Роллан отмечает, что эти петиции фактически исходили от «либералов, христиан — от всех самых здравых и уравновешенных людей Европы».