Закон об аренде и издольщине

Закон об аренде и издольщине

Парламент буржуазной демократии после многих лет парламентских словопрений и препирательств 25 ноября 1948 года принял закон №7, известный как ”закон об аренде и издольщине” Однако этот закон содержал такое количество противоречивших друг другу положений, что вместо помощи в решении спорных вопросов он лишь закреплял существующее положение или ухудшал его казуистическими трюками, в то время как застой в экономике страны усиливался, случаи выселения и произвола в деревне становились все серьезнее и все более нарастал протест крестьян. Как в 1903 году конгресс оказался неспособным даже обсудить представленный Мануэлем Сангили на рассмотрение сената проект закона о запрещении передачи в собственность иностранных компаний кубинских земель, так и в последующие годы он не смог принять законодательства о ликвидации латифундизма и проведении такой аграрной реформы, в какой нуждалась страна для своего развития. Полную беспомощность палаты представителей и сената в аграрном вопросе ясно показывает позиция, которую занимали все, за очень небольшим исключением, представленные в парламенте политические партии. В предыдущей главе мы рассмотрели программы и состав некоторых из существовавших в тридцатые годы партий. Почти все эти буржуазные и латифундистские партии продолжали действовать в последующее» десятилетие, оказывая влияние на политику правительства и на немногие и малоэффективные законодательные акты.

Почти все эти буржуазные и латифундистские партии продолжали действовать в последующее» десятилетие, оказывая влияние на политику правительства и на немногие и малоэффективные законодательные акты. И хотя все эти партии — либеральная, консервативная, демократическая, ’’аутентиков”, АБЦ и другие — высказывались в своих программах за принятие мер в защиту сельского населения, их деятельность в правительстве и конгрессе ясно показала, что эти постулаты были просто обманом, ибо у них было множество возможностей в правительстве и парламенте перейти к принятию нужных решений, но они этого не сделали именно потому, что эти политические силы представляли в действительности интересы латифундий и крупных торговцев, эксплуатировавших крестьянство.